21:06 

Встреча

*Vetochka*
4 глава

После этого он много раз бывал на Луне, видел, как Серенити прогуливалась по лесу за пределами королевства на своем коне и с собакой Цезарем.
Временами ему казалось, что он лишится рассудка, если не поговорит с Серенити, если не извинится за свои ужасные слова… Когда же Энд из далека смотрел на нее, ему чудилось, что он слышит шелест ее платья и чувствует аромат ее духов… Но он не мог связать свою судьбу с ее. Ведь кто он, свихнувшийся принц Земли, зачем он ей такой! Она будет только мучится с ним. Что она будет делать, сидеть и ждать его, когда он из-за очередной бредовой идеи пойдет в наступление, и не известно вернется он от туда живым или нет. Он ведь эгоист, он сделает все что угодно для других, и не важно, что за это отдаст, пусть даже свою собственную жизнь, а она потом будет страдать из-за него, вот этого он не мог себе этого простить, чтоб из-за него страдала такая нежная, чувственная и ранимая девушка.
Его эти пребывания на Луне стали сводить его с ума. Надо было как-то отвлечься. Надо срочно куда-нибудь двинуться в поход. Да хоть куда, не важно, главное отвлечься от мыслей об Серенити. Интересно, как она сейчас себя чувствует?


После того как Эндимион с ней так обошелся, Серенити не помня себя прискакала во дворец, поднявшись к себе в покои девушка всю ночь проплакала. «Как он мог со мной так поступить? Я же видела, по его взгляду, что он ко мне испытывает? Или я ошибалась? Как все таки была права Ненси. Ох… Если бы только об этом узнала Ненси и моя мама, то меня наверное отправили бы в ссылку в женский монастырь!» Проплакав почти всю ночь, она заснула только под утро и целый день не выходила из комнаты. Мама было что-то заподозрила не ладное, но Серенити объяснила это все, сославшись на болезнь. Временами она выезжала одна на прогулку, беря с собой Цезаря, только чтоб отвлечься от мыслей о нем и подкатывающих к горлу рыданиям. Ведь постоянно нельзя сидеть в комнате, а то точно что-то подумают, ведь нельзя так долго болеть.

Но этот месячный перерыв, в который Эндимион не был на Луне, не помог ему забыть ее. Он еще больше понял, что не может жить без нее. Как обычно проследив за Серенити, которая в очередной раз решила прогуляться до озера.
Она стояла у самой кромки воды и казалась еще более прекрасной, чем прежде.
Эндимион вдруг почувствовал, что хочет крепко обнять эту девушку, прижать к себе и впиться в ее губы страстным поцелуем. Да, он любил ее. Он любил ее и теперь знал, что будет любить всегда.
Белая как мел, она стояла, глядя широко раскрытыми глазами вдаль.
Энд вдруг почувствовал, что сердце его болезненно сжалось. Ведь она такая нежная и хрупкая. Он невольно содрогнулся – содрогнулся от отвращения к самому себе.
И все же Энд чувствовал себя виноватым. Он не мог забыть взгляда Серенити.
Однако у него никогда и в мыслях не было причинить ей боль или оскорбить ее. Когда она в ту ночь стояла перед ним и говорила о своих чувствах, он испытывал одно из величайших искушений в своей жизни – можно сказать, что это была битва с самим собой. Но он не хотел быть жестоким или грубым – просто у него не было иного способа заставить ее образумиться. Он сделал правильный выбор. Неужели она не могла этого понять? И все же он оскорбил ее и причинил ей боль…
Ему следует подойти к ней и извиниться. Иначе ее взгляд будет преследовать его до конца жизни. Иначе он всю жизнь будет думать о том, что она его возненавидела.
Эндимион ходил от одного дерева до другого, думая подойти к ней или нет. Глядя на нее, он чувствовал, как болезненно сжимается его сердце. Он должен подойти. Он должен был попросить у нее прощения.
Но подойти к ней теперь – это безумие. Или все-таки подойти? Всего лишь несколько шагов – и он оказался бы рядом с ней. И тогда бы…

Эндимион остановился… Он уже собрался идти, но в последний момент отступил. Действительно, почему он решил, что Серенити захочет его видеть? Возможно, она даже не станет с ним разговаривать. Возможно, она его презирает. Сумеет ли он выдержать ее презрительный взгляд?
Нет, ему пора уходить. Если он здесь задержится, будут одни неприятности, а у него их уже более чем достаточно. К тому же она едва ли захочет его увидеть.
Но зато он хотел ее увидеть – отчаянно хотел.
Возможно, он прикоснется к ее лицу, к ее шелковистым волосам… Всего лишь прикоснется.
Но Эндимион знал: если он подойдет к ней, то уже не сможет от нее отойти.
А может, все-таки подойти?..
Он колебался. Наконец, собравшись с духом, он сделал пару шагов в ее сторону – и замер в нерешительности.
Минута проходила за минутой, а Энд по-прежнему стоял в ста метрах от нее.
В конце концов, сделав над собой усилие, он резко развернулся и направился в глубь леса – подальше от того места где стояла Серенити.
Подальше от нее, чтоб не было таким сильным искушением к ней подойти. Освоившись на берегу озера, где могучие деревья склоняли свои ветки к самой кромке воды, он стал опять за ней наблюдать. Серенити видимо задумала искупаться, так как начала снимать с себя платье и оставшись в одной сорочке, направилась к воде. Эндимион наблюдал как она смело заходит в воду, как она морщится от прохладной воды, но все же собравшись с силами окунулась. Потом где-то с минут пять стояла по пояс в воде, и в том в чем она сейчас стояла, облегало ее всю хрупкую фигуру и некоторые части ее тела очень сексуально выделялись, от этого у Эндимиона проснулось просто сильнейшее желание. Серенити решила проплыться.
Но что-то пошло не так, она начала уходить под воду, пытаясь вырваться обратно на поверхность, но ничего не получалось.
Уже не раздумывая Эндимион бросился к ней, на ходу снимая свою одежду. Он нырнул и успел ухватить ее за руку. Он без труда вытащил ее из пучины и, удерживая девушку на воде, поплыл к берегу. Вскоре он нащупал ногами песок и, подхватив Серенити, вынес ее на берег.
Из груди Эндимиона вырвался вздох облегчения. В следующее мгновение он уложил девушку на свой плащ под деревом и крепко прижал к себе, шепча слова, которые Серенити не могла услышать, а он позже не смог бы вспомнить. Она дышала, она плакала и кашляла, она была жива!.. Закрыв глаза, Энд прикоснулся губами к ее лицу. Затем еще крепче прижал Серенити к груди.
– Все в порядке, Серенити, – прошептал он. – Я с вами. Я не допущу, чтобы с вами что-нибудь случилось.
Плечи Серенити содрогались от кашля, однако взгляд ее был вполне осмысленным – во всяком случае, Энду показалось, что она слышит его и понимает.
– Серенити, вдохните побольше воздуха, – продолжал он. – Дышите поглубже…
Молча кивнув, она сделала глубокий вдох. Однако по-прежнему смотрела на Эндимиона – смотрела широко раскрытыми доверчивыми глазами.
– Дышите, дышите… Это очень важно. – Ему сделалось не по себе; от взгляда Серенити он почувствовал стеснение в груди.
Она снова кивнула.
– И обещайте, что не будете больше так пугать меня?
Серенити отрицательно покачала головой. С трудом разлепив губы, хриплым голосом проговорила:
– Обещаю… если вы будете со мной.
Энд посмотрел на нее с беспокойством. Затем прикрыл глаза и, прикоснувшись губами к ее щеке, прошептал:
– Не бойтесь, я буду с вами. Обещаю.
Какое-то время они просто сидели, с трудом переводя дыхание. Вечерний воздух, теплый и влажный, был неподвижен, и казалось, он окутывал их, будто теплое одеяло, манил, точно мягкая постель.
Серенити все еще дрожала, но не от холода. Теперь, когда ей уже ничто не угрожало, в ней проснулось сладостное ощущение победы, и она была опьянена этой победой – ведь они все-таки выжила, он спас ее…
Ей вдруг вспомнились те ужасные мгновения, когда она, задыхавшаяся шла ко дну этого безбренного озера, уже готовилась расстаться с жизнью. Как вдруг чья-то сильная рука схватила ее и потащила обратно на поверхность. Сначала ей показалось это предсмертным бредом, но сильнейший рывок ее вытащил на поверхность воды. И она увидела его.
Он поддерживал ее, увлекая к берегу, он обнял ее за талию, когда она окончательно обессилела, он – ее спаситель.
Сейчас она пережила такое потрясение, к которому жизнь ее не подготовила. Серенити учили, как следует вести себя в обществе, учили вышивать и танцевать, учили писать красивым почерком. Она вполне преуспела во всех этих науках, однако совершенно ничего не знала о смерти
… Наконец, отдышавшись, и отстранившись от него, она взглянула на своего спасителя.
Довольно долго оба молчали – сидели друг против друга и молча смотрели друг другу в глаза.
И вдруг Серенити тихонько вскрикнула и, бросившись в объятия Энда, уткнулась лицом в его грудь. Обнимая ее за плечи, он чувствовал, как бьется ее сердце, чувствовал, как по телу девушки пробегает дрожь…
– Я думала, что умру, – обвивая руками его шею, проговорила она хриплым шепотом. – Но я… я не умерла…
Он еще крепче прижал ее к себе.
– Серенити, я не мог допустить, чтобы вы умерли.
- Но как вы оказались здесь? Вы что следили за мной?
И в следующее мгновение губы их встретились и слились в страстном поцелуе, и этот поцелуй наполнил их ощущением сбывшегося чуда. А вопрос так и остался без ответа.
Казалось, напряжение последних минут внезапно разрядилось взрывом страсти. Их охватило непреодолимое желание прикасаться друг к другу, обнимать друг друга, целовать… Их объятия были неистовыми, отчаянными, безумными…
Руки Эндимиона оказывались то на плечах у девушки, то на спине; он все крепче прижимал ее к себе, и его поцелуи становились все более страстными. Он впивался в ее губы с такой жадностью, словно пытался найти в них источник жизни.
И она, обвивая его шею руками, отвечала на поцелуи с такой же страстью – отвечала, терзаемая жаждой, названия которой не знала. Забыв обо всем на свете, Серенити упивалась этой близостью; ей чудилось, что, она с головокружительной скоростью падает в какую-то бездонную пропасть, и казалось, что падение будет продолжаться бесконечно… Но вот она вдруг почувствовала под собой его плащ, прикрывший землю, а затем, почти тотчас же, ощутила на себе тяжесть Эндимиона, и это ощущение на несколько мгновений вернуло ее в мир реальности. Она поняла, что он задрал подол ее сорочки, а потом почувствовала, как его пальцы поглаживают ее обнаженные ноги, бедра, талию… Это были необыкновенно волнующие, неведомые ей прежде ощущения, и Серенити, всецело отдавшись ласкам Эндимиона, вновь покинула реальный мир.
В какой-то момент Серенити вдруг поняла, что Эндимион стаскивает с нее сорочку, но девушка не пыталась ему помешать – она чувствовала, что переступила какую-то невидимую черту и теперь уже обратной дороги нет…
Несколько секунд спустя она лежала перед ним совершенно обнаженная. Лежала обнаженная перед мужчиной, и этот мужчина смотрел на нее, прикасался к ней… Но ведь это был он, Эндимион, человек, которого она безумно любила, которому она обязана жизнью…
Горячее и мускулистое тело Энда снова накрыло ее, и Серенити не стала противиться – напротив, вновь обвила руками шею и погрузилась в сладостную пучину наслаждения. Она ощущала прикосновения его сильных рук и чувствовала, как он приподнимает ее и прижимает к себе все крепче и крепче. Она чувствовала жар его груди, чувствовала, как его пальцы ласкают ее обнаженное тело, ласкают самые интимные места, к которым до сих пор не прикасался ни один мужчина.
Ее била дрожь, и сердце бешено колотилось – колотилось так неистово, что казалось, оно вот-вот пробьет грудную клетку и выскочит из груди. Дыхание Серенити участилось, и, закружившись в стремительном водовороте совершенно незнакомых и непонятных ей ощущений, она утратила последние остатки здравого смысла. Возможно, она понимала, что уже переступила какую-то грань, однако едва ли сознавала, что в эти мгновения в судьбе ее произошел решительный поворот, что все произошедшее навсегда изменит ее жизнь.
Эндимион чувствовал, как тело девушки словно плавится под его руками, и это еще больше его распаляло – он никогда прежде не испытывал такого страстного желания обладать девушкой. Конечно же, это было слабостью, ужасной ошибкой, безумием… Однако сейчас Энд ничего не мог с собой поделать – его неудержимо влекло к Серенити, и он стремился овладеть ею, стремился слиться с ней воедино.
– Серенити… – проговорил он хриплым шепотом и тотчас же почувствовал, как ее тоненькие пальчики ерошат его волосы. – О, Серенити…
Эндимион снова принялся целовать ее и ласкать. Она тихонько вздохнула, чуть приподнялась и, потянувшись к нему, ответила на его поцелуй. И тут Энд понял, что более не в силах терпеть. Он знал, что должен остановиться, но не мог. Раздвинул коленом ноги девушки. Серенити вздрогнула и попыталась отстранить его, но он даже не заметил этого. Возможно, она закричала, но даже ее крик уже не мог бы его остановить. Охваченный безумной жаждой обладать этой девушкой, Энд забыл обо всем на свете.
Приподнявшись над Серенити, он увидел, что она смотрит на него с ужасом в глазах, но и это уже не могло его остановить. Было слишком поздно отступать, потому что сейчас в нем оставалось только одно желание – непреодолимое и древнее, как мир, оно в эти мгновения являлось смыслом его жизни.
Он обрушился на Серенити всей своей тяжестью и тотчас же с громким стоном вошел в нее. Почувствовав резкую боль, она вскрикнула, и по щекам ее покатились слезы. Но боль почти сразу же утихла, и на смену ей пришли совсем другие ощущения: ей казалось, что Эндимион заполнил ее своей горячей плотью, заполнил всю – ощущение, которое нельзя было бы назвать неприятным. И еще казалось, что они – единое целое, и это было величайшим чудом. Энд словно стал частью ее тела, а она – его, и теперь они полностью, безраздельно принадлежали друг другу…
Эндимион вдруг энергично задвигался, и она вскрикнула, опасаясь, что он снова причинит ей боль.
Нет, на сей раз боли не было, но пришло еще одно удивительное ощущение – ощущение столь сладостное и захватывающее, что казалось, именно в нем заключался весь смысл бытия.
Движения Энда становились все более энергичными, и Серенити, задыхаясь, устремлялась ему навстречу. Весь окружающий их мир словно исчез, перестал существовать, и остались лишь они… и то, что происходило с ними в эти чудесные мгновения.
Наконец Эндимион вздрогнул, застонал и затих, совершенно обессилев. Какое-то время он лежал на ней, тяжело дыша, а Серенити, ошеломленная произошедшим, все еще обнимала его за шею и крепко прижималась к нему.
Потом она долго лежала рядом с ним, и ее голова покоилась у него на груди. Серенити слышала все еще неровное дыхание Эндимиона и чувствовала, как гулко бьется его сердце. И так странно было лежать с ним рядом…
Такого не было в ее мечтах о Эндимионе. Она даже не представляла, что мужчина и женщина могут заниматься этим – вернее, не знала, что это происходит именно так, как происходило между ними. Еще совсем недавно Серенити считала, что во всем этом есть… нечто унизительное, и мысль об унижении и боли ужасала ее. Но сейчас – после всего, что они пережили, – их окончательное и полное единение казалось ей совершенно естественным. И она чувствовала: после этого… после того, что с ней произошло, она уже никогда не станет такой, как прежде.
Эндимион наконец-то отдышался. Он постепенно приходил в себя, и теперь его терзала ужасная мысль… „Как я мог? – спрашивал он себя. – Что же я наделал?“
Серенити, такая прелестная и такая хрупкая, лежала на грязном тряпье – лежала обнаженная и оскверненная им. Да, он осквернил ее и причинил ей боль, хотя, конечно же, не хотел этого… Она говорила ему, что любит его, но теперь… теперь… она его возненавидит, будет презирать. И он вполне заслужил ее презрение. Серенити…
Он спас ей жизнь, но его похоть превратила этот подвиг… в полную противоположность. Спас девушке жизнь только для того, чтобы воспользоваться ею… и погубить ее. Только самый презренный из мужчин способен воспользоваться растерянностью беззащитной девушки, чтобы удовлетворить свою низменную страсть. Он ведь собирался только спасти ее, а в итоге изнасиловал самым гнусным образом. Энд закрыл глаза, стараясь отгородиться от света, стараясь не видеть ее, но в его памяти все равно осталась эта изящная фигурка, свернувшаяся в клубочек и прижимающаяся к нему. Серенити.
Угрызения совести все сильнее терзали его. О, если бы он только мог вытеснить из мыслей все то, что произошло здесь… Но Энд прекрасно понимал: подобное не в его власти.
И уж тем более он не мог бы повернуть время вспять, не смог бы сделать так, чтобы причиненное им зло не свершилось. Значит, придется жить с этим дальше.
Почувствовав легкое прикосновение ее пальчиков, он понял, что должен повернуться к ней, должен обнять ее и сказать ей что-нибудь… Но что он мог сказать? Сказать, что сожалеет о случившемся, что не хотел оскорбить ее и причинить ей боль? Увы, сейчас все эти слова казались бессмысленными.
- Прости, Серенити… Я не должен был этого делать…
Она смотрела на него таким нежным и любящим взглядом, под которым Эндимион просто таял, как первый снег.
Господи, за что мне такое наказание или счастье – Серенити.
- Я люблю тебя… - Она смотрела на него широко открытыми глазами и не верила, тому, что он только что сказал.
- И теперь как истинный и любящий джентельмен я должен на тебе жениться!
- Вы… вы хотите этого?
- Это то, что нам следует сделать, после того, что сейчас произошло, – прозвучал его ответ. Серенити почудилось, что сердце ее сковало льдом. Она попыталась улыбнуться, однако у нее ничего не получилось.
Когда же он вновь заговорил, Серенити поняла: каждое слово дается ему с величайшим трудом.
– Это не то, чего я пожелал бы для вас. Вернее не хотел, чтоб это случилось так. На сей раз растерялась Серенити.
Она действительно надеялась, что первое предложение руки и сердца будет сделано ей совсем иначе.
- Мы не можем! Моя мама не поймет моего выбора. Она никогда не разрешить, чтоб мы поженились… потому, что вы не из нашего круга общества, тем более с Земли… - на сей раз ее слова сошли на шепот.
- Не переживайте так. Я думаю ваша мама даст согласие на наш союз.
- Нет, вы не понимаете… - Она изумленно посмотрела на Эндимиона. – Что вы хотите этим сказать, неужели вы ей все расскажете?
- Нет. Не переживайте, - повторил Энд еще раз. – Я думаю вам пора, иначе вас спохватятся и начнут искать.
- Да. – Серенити кивнула. Неужели это все, что он может ей сказать. В ее голове летало много безумных мыслей, которые не давали ей конкретно думать.
Одев свое платье, которое до сих пор лежало на берегу, Серенити оседлала коня.
- Ждите меня завтра во дворце с важным визитом.
- Эндимион это безумие! Но он только ей улыбнулся. Сильно пришпорив коня, она молнией помчалась во дворец.
Как обычно пробираясь в комнату через черный ход, девушка думала, что же она скажет маме, когда явится Эндимион. Как сейчас не хватает Минории, которая неделю назад решила навестить своих родителей, думала Серенити. Она бы точно знала бы ответы на все вопросы, которые ее сейчас волновали. С нее будет, любую отговорку найдет. Незаметно добравшись в свою комнату, она села на кровати предаваясь воспоминания о том, что только что произошло между ней и Эндимионом, на лице появилась блаженная улыбка.
Серенити еще спала, когда в дверь настойчиво постучали. Нехотя, разлепив глаза, она произнесла, чтоб входили. Дверь тут же открылась и на пороге появилась служанка, которая прислуживала и ухаживала за Серенити, пока не было Ненси.
- Королева Селена, сказала передать вам, что через два часа ждет вас в гостиной. Приезжает делегация с Земли и они хотят поговорить с ее величеством и ее дочерью. И служанка незаметно скрылась за дверью, перед этим ее закрыв.
Внутри у нее все похолодело. Неужели он это сделал? Зачем? Что же теперь будет? С такими мыслями она вскочила с кровати и начала метаться по комнате, вспоминая, что вчера произошло, а она надеялась, что это был просто дурной, но сладостный сон.
В положенное время Серенити спустилась в гостиную, где уже ждала ее мама. Она на дрожащих ногах подошла к ней. И опустив голову, как провинившийся ребенок, произнесла:
- Ты хотела меня видеть?
- Да, девочка моя, - она посмотрела так ласково на Серенити, что той стало еще больше стыдно за то, что они натворили. – Пойдем. В саду нас ждут принц и лорды Земли. И взяв ее за руку, повела за собой. На ходу Серенити заговорила:
- Принц Земли… Но что ему надо от нас?
- А это я хотела бы узнать у тебя?
- У меня? – В ее и так запутанных мыслях, запуталась еще одна самая большая, которую она не как не могла понять.
Идя рядом с королевой по дорожке ведущей в сад, Серенити стала отчетливо видеть пятерых стоящих юношей, в которых она узнала Эндимиона и Кунсайта, и тех троих, которые здесь были полтора месяца назад по поручению ее мамы. Подойдя Серенити увидела, что все они были одеты так… так официально. Она еще никогда не видела, чтоб Эндимион был так одет.
- Господа, простите нас за опоздание… Я вас внимательно слушаю, что вы хотели поговорить? Что за важное у вас сообщение?
Энд откашлявшись и набравшись смелости проговорил:
- Королева Селена, я принц Земли Эндимион, прошу руки вашей дочери принцессы Серенити.
Серенити стояла так, словно ее поразило громом. С широко открытыми глазами она пристальным взглядом смотрела на Эндимиона и не верила своим ушам. Но как? Как такое может быть? Принц? Принц Земли? Принц Эндимион?
Королева Селена неслышно засмеялась, ласково глядя на дочь.
- Такое нужно спрашивать не у меня, а у юной леди.
Последовало неловкое молчание.
- Юная леди принцесса Серенити, не согласитесь вы стать моей женой! – еще раз повторил Эндимион уже обращаясь к Серенити.
Не верящим взглядом, Серенити переводила взгляд то с королевы, то на Эндимиона. Ей показалось, что время замерло, не зная сколько так прошло в молчании, пока не нарушила его королева.
- Ну, что ты доченька молчишь? Ответь же наконец принцу?
- Да… Я согласна… принц…- Еле слышным голосом проговорила она, который не кстати куда то пропал, видимо от такого шока и волнения. Серенити смотрела на него так, как будто видела его первый раз в жизни. Она не могла поверить, что такое может быть. Почему? Почему он мне не сказал, что он принц? В конце концов, ее маленькая голова не выдержала такого напора мыслей, так что просто отказалась работать адекватно.
- Но хочу вас предупредить, юные влюбленные, - начала королева. – Принцесса Серенити не может официально выйти замуж, пока она не станет совершеннолетней. Так что вам придется подождать.
- Я готов ждать сколько угодно, лишь бы быть с этой девушкой! – заявил Эндимион.

Они стояли на парадной лестнице в лучах заходящего солнца, которые всеми цветами радуги отливали на белых колоннах дворца, отражаясь от мраморных ступеней.
- Почему ты мне не сказал, что ты принц? – нежно склонив голову, она хитро посмотрела на него. Вместо ответа он только пожал плечами. – Хотя… сейчас это уже не важно. Я люблю тебя мой принц… Мой принц Эндимион. – она произнесла это так, как будто смакуя самую вкусную конфету на свете, пробовала на вкус.
- Я тоже люблю тебя Серенити! Ну и намучаешься теперь ты со мной.
И они слились в едином страстном поцелуе. Поцелуе, который связывал их на века.

КОНЕЦ


URL
   

Фанфики по SM

главная