12:48 

Под парусом любви...

*Vetochka*
5 глава

Спустя одиннадцать дней «Маргарита» пришвартовалась в порту Кадис. После недели штормов вновь установилась жаркая и солнечная погода. С тех пор как они поссорились, Серенити старалась лишний раз не заговаривать с Эндимионом, а он также был подчеркнуто немногословен. Все их отношения сводились теперь к быстрым и грубым соитиям, которых он добивался по меньшей мере раз в день, а иногда два или даже три раза. Серенити приучилась в самые решительные моменты лежать в постели не шевелясь, словно каменная статуя. Она гордилась тем, что ничего не чувствует, и со злорадством каждый раз напоминала об этом Энду.
Его настроение ухудшалось по мере того, как нарастало ее сопротивление. Даже Гарри ходил вокруг него на цыпочках, словно вокруг бомбы с тлеющим фитилем. Хайл почитал за благо держаться подальше от капитанской каюты, когда там находился Энд. Он честно объяснил Серенити, что не желает становиться мишенью для его безудержного и слепого гнева. Серенити же оставалась несгибаемой. Ее тактика, хотя и опасная, как хождение по лезвию бритвы, приносила свои плоды.
Ее поведение раздражало капитана Эндимиона точно так же, как небольшой слепень выводит из себя могучего жеребца. Прошлой ночью, когда Энд, раздувая ноздри, задрал на девушке юбку – ритуал, ставший для Серенити привычным, – его словно пронзило сознание того, что равнодушие девушки отравляет всю его жизнь. Пока он ее раздевал, она лежала, уставившись в потолок, неподвижно, как тряпичная кукла. Выругавшись, он отбросил в сторону ее панталоны и мрачно навис над ее лицом. Серенити плотно зажмурилась, не желая откликаться на присутствие своего врага даже взглядом.
– Давай, давай, стерва, – грубо подбодрил он. – Закрой свои глазки и думай о хорошем. Мне плевать, что ты будешь при этом чувствовать.
С этими словами он налег на ее застывшее тело и энергично им овладел. Серенити не издала ни единого звука и не пошевелила ни единым мускулом. Она лежала как труп, внутренне торжествуя. Он выигрывал случайные битвы, а она одерживала победу в войне.
С обдуманной жестокостью он тискал пальцами ее груди и осыпал поцелуями, больше похожими на укусы, нежную шею. Испытав оргазм, он, грязно ругаясь, скатился на бок. Через несколько минут он поднялся с койки, оделся и, раздраженно топая сапогами, вышел из каюты. И вот прошел день, а он все еще не показывался. Серенити довольно улыбалась. Она заставила его страдать, и все вокруг заиграло для нее новыми красками.
Когда в иллюминаторе наконец появилась земля, Серенити, словно магнитом, неудержимо повлекло наружу. Она решила покончить со своей добровольной ссылкой. В конце концов, от этого заключения страдала только она. Эндимион несколько раз повторил, что она может оставаться в его каюте до самого Страшного суда – ему это безразлично. Тупое животное, так с горечью подумала Серенити, а затем выбросила его из своих мыслей. Она твердо решила без всяких помех насладиться погожим деньком.
Серенити торопливо оделась. Угрюмые стены капитанской каюты внезапно навалились на нее с такой силой, что она едва не закричала. Она выбрала простое полотняное платье телесного цвета, которое как нельзя лучше подходило для сильной жары и вдобавок удачно гармонировало с ее сливочной кожей. Широкополая соломенная шляпка, завязанная под подбородком, чтобы уберечь нежный цвет лица от палящих лучей, завершила ее туалет. Она была готова. Серенити вышла из опостылевшей каюты и ступила на палубу.
Ее появление не вызвало ни малейшей заминки в плавном течении судовой жизни. Никто даже не оглянулся ей вслед. Матросы дружно стравливали паруса, чтобы «Маргарита» могла стать на якорь. Они висели на мачтах, цепкие, как обезьяны; и до ушей Серенити доносились их непристойные песни и жизнерадостные проклятия.
Она покосилась на ют: Эндимиона там не было. Серенити продолжала зорко высматривать его фигуру, исходя из теории, что врага лучше обнаружить до того, как он сам заметил тебя. Казалось, что его вообще нет на корабле. Серенити недоверчиво нахмурилась и заново начала обшаривать глазами палубу. Вдруг высоко над ней раздался его зычный голос. Она вскинула голову. Когда наконец она его разглядела, ее застывшее на миг сердце забилось с удвоенной силой. Он забрался на самый кончик грот мачты, чтобы развязать узел, которым топсель крепился к рангоуту. После нескольких рискованных попыток это ему все же удалось, и парус, колышась, начал опускаться вниз, словно огромная белая бабочка. Энд издал триумфальный вопль и поехал вниз по шесту вслед за парусом, сноровисто перебирая руками по отполированной древесине.
Серенити обуревали противоречивые чувства. Работать на такой высоте было опасно! Почему он взялся за это сам? Она была слишком взбудоражена и не задумывалась над тем, почему гипотетическая картина его падения с мачты так потрясла ее воображение. Это был мгновенный и безотчетный импульс.
– Майк! Финч! Проверьте, не дырявый ли парус! – распорядился Энд, когда полотнище окончательно распласталось на палубе.
– Тысяча чертей, кэп, мы не портные! – весело отозвался Финч.
– Так станете ими, раз я говорю, – парировал Энд с улыбкой. – Валяйте, ребята!
Матросы, добродушно ворча, склонились над парусом. Сначала Серенити показалось невероятным, что они осмеливались пререкаться со своим капитаном, который в последнее время был мрачен, как кладбищенский сторож. Энд словно переродился; его скверного настроения как не бывало – он шутил и смеялся.
Слова одной из матросских песен начали понемногу обретать смысл. Эндимион говорил, что в порту будет множество женщин, жаждущих разделить с ним постель, и вот матросы радостно варьировали пророчество капитана. Похабные куплеты назойливо лезли в уши, и Серенити, тряхнув головой, постаралась их отогнать. Ее глаза сузились. Если капитан хочет спать с проституткой, она первой скажет ему «спасибо», когда освободится от своей тягостной обязанности! Вдруг она испугалась, что ее увидят, и прижалась к стене, проходившей под ютом. Надменный Энд наверняка истолкует ее появление на палубе как свидетельство ее слабости.
– Э эй, кэп! – Гарри подошел к основанию мачты и, по журавлиному задрав шею, смотрел на Эндимиона, который все еще карабкался вниз.
– Чего?
– Я насчет пленников, кэп. Я собираюсь на берег закупить воды и провизии. Договориться о выкупе?
– Ты еще спрашиваешь! Чем скорее мы избавимся от этих паразитов, тем лучше!
Никем не замеченная, Серенити стояла, закусив губу, и пыталась убедить себя в том, что ее очень обрадовала эта новость. Вскоре она сможет возобновить оборванный было ход светской жизни: ездить на вечера и балы, встречаться с симпатичными молодыми людьми… Она решила, что вернется обратно домой. Случившийся с ней позор останется в тайне, и она сохранит свое доброе имя. Потом она выйдет замуж… «Маргарита» и каюта с койкой будут казаться ей дурным сном.
– Гарри! – вдруг крикнул Энд своему помощнику, который уже направился к перилам, чтобы спуститься в шлюпку, которая доставила бы его на берег.
Гарри торопливо вернулся к мачте.
– Кэп?
– Договоритесь о выкупах за герцогиню и за обоих Дибли. А девушку я хочу пока что оставить.
– Вы точно так думаете, кэп? – нервно переспросил Гарри, когда до него дошло значение этих слов.
– Какого дьявола ты обсуждаешь мои приказы? Делай как сказано!
– Но, кэп…
– Вычти ее выкуп из моей доли. Ну что, твоей душе от этого стало легче? – вскипел Энд.
Гарри осторожно покашлял. Он хорошо знал, что в гневе капитан был сущим дьяволом.
– Да, сэр, – бодро ответил он и, лишь отойдя от мачты на десяток шагов, позволил себе печально покачать головой.
Поначалу Серенити едва не захлопала в ладоши от радости. Ага! Он не хочет с ней расставаться!.. Затем пришло отрезвление. Да, он будет держать ее у себя – пока она ему не надоест. Тогда он вышвырнет ее вон, словно пару изношенных башмаков, и подыщет свеженькую красотку. Даже сейчас он не собирался довольствоваться исключительно ею, цинично признавшись, что отправится в портовый бордель. Достойна ли она, дочь королевы, такой жизни? Быть ничтожным вместилищем животной похоти? Никогда! Она скорее выпрыгнет за борт, чем примет такое унижение! Она не примет, не примет! Она сбежит!..
Серенити посмотрела вперед, где могучие буруны один за другим разбивались об извилистую береговую линию. До берега было около пятисот метров. Благодаря специальным урокам, которых она с беспредельным упрямством добилась от своей матушки – девушкам было неприлично обучаться плаванию, – она стала отличной пловчихой. Сегодня это упрямство сослужит ей хорошую службу. Она была уверена, что сможет доплыть до берега. Правда, она еще никогда не преодолевала таких расстояний, но прежде она не имела достаточной мотивации для марафонских заплывов. А сейчас одна только мысль о том, что она может обставить капитана Эндимиона, удесятеряла ее силы!
С торжествующим блеском в глазах Серенити шмыгнула назад в каюту. Энд не должен узнать, что она подслушала его разговор с Гарри. Он должен думать, что она продолжает верить в свое скорое освобождение во время пребывания «Маргариты» в порту. Сегодня ночью он отправится на берег в бордель, не подозревая, что она умеет плавать… Серенити улыбнулась. Все не так просто, капитан!
Энд возвратился в каюту после сумерек. Серенити, подчеркнуто скромно одетая в голубенький капот поверх платья, свернулась на койке с книжкой в руках. Одарив его надменным взглядом, она не сказала ни слова. Не заговорил и Энд. Серенити усердно водила по страницам глазами; внутри нее все ликовало. Он собирался на берег. Вместо того чтобы задрать ей юбку, как он обычно делал, едва переступив порог каюты, Энд тщательно наточил свою бритву. С тайным злорадством она наблюдала, как он соскребает с лица густую щетину. Вытерев с лица пену, он натянул на себя брюки из отличного коричневого сукна с шелковистой отделкой, которых не постыдился бы и записной денди. Затем он надел белоснежную льняную рубашку с кружевными манжетами и, встав перед встроенным в платяной шкаф зеркалом, безупречным узлом повязал белый шелковый галстук. Наконец он облачился в черный бархатный сюртук. Серенити неохотно признала, что он выглядит почти как джентльмен. И, конечно, он был на редкость красив. Встреться они на балу, Серенити пустила бы в ход все свои чары, чтобы покорить такого интересного кавалера. Но, как наставительно говаривала Эми: «Судят не по усам, а по делам». Такой суд превратил бы Эндимиона в премерзкую жабу!
– Куда то собираешься? – наконец спросила Серенити ледяным голосом. Полное отсутствие любопытства могло вызвать у него подозрение.
– О, я польщен! – Энд изобразил шутовское благоговение. – Ее милость наконец то соизволила заговорить. К вашему сведению, миледи, я собираюсь навестить своего старого друга. Вернее, подругу – с удовольствием уточнил он. – В последнее время ты стала какой то вялой, а мне сегодня необходимо взбодриться. Скажи мне спасибо. Этой ночью твоего покоя не потревожат.
– Спасибо, – поблагодарила Серенити, мужественно подавив что – то похожее на укол ревности. – Значит, я тебе больше не нужна? Тогда отпусти меня совсем. Если ты боишься, что разлука заставит меня умереть с горя, не беспокойся. Я как нибудь переживу этот удар.
Серенити испытала законную гордость за то искусно представленное безразличие, с каким она произнесла эту тираду. Если он и догадывался о ее замысле, то теперь непременно будет сбит с толку.
– Отличная идея. Я серьезно подумаю, – холодно ответил Энд. Серенити с трудом удержалась, чтобы не завопить «лжец!» прямо ему в лицо. Она то прекрасно знала, что у него на уме. Лживый пес и не думал с ней расставаться и при этом не отказывался от развлечений на стороне. К счастью, она не выдала своих чувств, благоразумно прикусив язычок.
Энд снова повернулся к зеркалу, чтобы пригладить непослушные вихры костяным гребешком. В его огромной ручище он выглядел почти что игрушечным. Серенити смотрела на него с триумфом. Как он зайдется в бессильной злобе, узнав об ее побеге! Она торопливо опустила глаза, опасаясь, что он сможет прочесть нарастающее в них возбуждение.
Пока он заканчивал свой туалет, Серенити хранила упорное молчание. Она даже не взглянула ему вслед, когда он перед уходом иронически пожелал ей спокойной ночи.
Когда за ним захлопнулась дверь, Серенити усилием воли подавила в себе отчаянное желание стремглав сорваться с места. Надо было убедиться, что он покинул корабль… Возможно, ей больше не представится такого шанса. Надо продумать все до конца и не рисковать попусту.
Наконец шумный всплеск весел подсказал ей, что он отправился в путь. Серенити вскочила с койки и подбежала к окну. Эндимион энергично греб к берегу. Скатертью дорожка!
Она опустила штору и кинулась к его сундукам. «Помедленнее, – уговаривала она себя, зацепившись ногой о стул, – помедленнее». Времени у нее хватало. Вероятно, он проведет со своей шлюхой всю ночь. Однако она не могла унять нервную дрожь, когда в поисках подходящего купального наряда запустила руку в сундук.
Через минуту она выпрямилась с добычей. Рубахи и мужских брюк будет достаточно. Для продолжительной прогулки вплавь лучшего не придумаешь. Длинное платье, намокнув, потянуло бы ее ко дну. Кроме того, мужская одежда пригодится ей и на берегу. Она будет изображать мальчика, покуда не убедится, что находится вне опасности. Приобретенный опыт говорил ей, что на свете нет ничего опаснее, чем быть юной леди.
Она торопливо оделась, благодаря Бога за то, что одежда Эндимиона сидела на ней мешковато. Складки и пузыри уничтожили все намеки на ее округлые формы. Если бы не ее волосы, она могла запросто сойти за какого нибудь нескладного паренька. Что же делать с волосами? Серенити быстро разделила их на две длинные косы, а косы прикрепила к макушке. Затем она критически рассмотрела себя в зеркале. Оставалось подвинуть на лоб одну из шляп капитана, и маскарад завершен.
Выбрав в своем гардеробе самые незамысловатые башмачки, Серенити связала их между собой шнурками, чтобы потом повесить на шею. Она не сможет проплыть пятьсот метров обутой, но, с другой стороны, разгуливать по городу босиком тоже не годится. Изящные, ухоженные ножки выдадут ее с головой.
Наконец Серенити сорвала с койки две простыни, связав их в длину и затянув узел так сильно, как только могла. Энд, несомненно, позаботился о дозорных, и ей придется вылезти через окно, спускаясь на простыне так, чтобы избежать шума, когда она нырнет в воду. Если повезет, ее хватятся только на следующее утро, когда на корабль вернется Эндимион. К тому времени она успеет отдаться в руки местных властей. Услышав ее рассказ, они его арестуют и повесят. Что ж, может быть, ей не следует рассказывать все до конца. Во всяком случае, пока «Маргарита» стоит в порту. Ей бы не хотелось отягчать свою совесть казнью людей, пусть даже пиратов. Вся в колебаниях, Серенити задула свечу.
Выбраться из окна оказалось не так просто, как она себе представляла. Серенити была хрупкой маленькой девушкой, но окно было еще меньше. Кряхтя и сопя, она вертелась на все лады и уже начала думать, что застряла здесь окончательно, как вдруг выскользнула наружу, словно последняя маслинка из узкого бутылочного горлышка. К счастью, она сумела удержать веревку в ладонях и не шлепнулась в воду, переполошив громким падением всю гавань. Переведя дух, она ухитрилась спуститься вниз по корабельному борту в относительной тишине, не считая нескольких весьма крепких для юной леди словечек. Когда морские волны лизнули ее босые ступни, она тихо ойкнула. Вода была холодней, чем она думала. «Побег с пиратского корабля – это не увеселительная прогулка», – сурово напомнила себе Серенити и, сжав зубы, решительно окунулась в промозглую глубину. В голове сразу же замелькали предательские мысли о судорогах и воспалении легких, но она поспешно их отогнала. Она согреется, когда начнет плыть, так утешала себя Серенити.
Она замерла, по собачьи перебирая руками, и постаралась правильно сориентироваться. Будет ужасно, если она по ошибке уплывет в открытое море! Луна еще не взошла, и вода была очень темной. На ее удачу, окутанный мраком берег был испещрен крохотными огоньками. Сделав глубокий вдох, она уперлась в корпус «Маргариты» и с силой оттолкнулась. Она плыла, как ее учили, ровно взмахивая руками. Единственной загвоздкой была шляпа. Она свалилась сразу же, как только голова Серенити коснулась воды, и каждый раз, когда она нахлобучивала ее обратно, сваливалась снова. Серенити едва подавила острое искушение забросить ее куда нибудь подальше, помня, что без этой шляпы весь маскарад потеряет смысл. Она стиснула тулью зубами и продолжала плыть, словно собака с костью. У шляпы был гнусный вкус, как будто ее специально вымачивали в бочонке с ромом. Вероятно, этого требовал старинный пиратский обычай или варварские наклонности самого Эндимиона.
Серенити плыли и плыла, а берег, казалось, не приблизился к ней даже на дюйм. Она оглянулась на «Маргариту», чтобы убедиться, что держится правильного направления. Корабль был точно за ее спиной. Похвалив себя, она вдруг ощутила что то неладное в том, как выглядело судно. В спешке, чуть не захлебнувшись, она снова повернулась лицом к «Маргарите». С борта, словно белая змея, предательски свешивалась ее скрученная из простыней веревка. Серенити вполголоса выругалась, одолжив одно из любимых проклятий Энда. Оно было настолько крепким, что девушка даже не вполне понимала его смысл. Если она, наполовину переплыв бухту, так отчетливо видит эту веревку, значит, из города ее тоже можно увидеть. Какой ужас! Серенити с удвоенной энергией ринулась к берегу. Она была уверена, что ее хватятся и забьют тревогу, как только кому нибудь из матросов, отпущенных в порт, вздумается взглянуть на свой корабль.
Ей не оставалось ничего другого, как плыть быстрее и молиться Богу, чтобы пираты, увлеченные кутежом, не отрывали глаз от своих кружек. Серенити отчаянно молотила руками и вскоре почувствовала, что они наливаются свинцовой тяжестью. Дыхание застревало у нее в горле, а зубы стучали от холода. Она уже начала отчаиваться, и вдруг ее ноги коснулись чего то твердого. С тихим победным кличем Серенити поняла, что наконец добралась до цели. Бросив плыть, она встала на ноги. Вязкое, илистое дно показалось ей прекраснейшим в мире ковром. Счастливо улыбнувшись и обхватив руками окоченевшее тело, она побрела к берегу.
Не успела она ступить на сухую землю, как ей в ноздри ударил отвратительный запах. Это была сладковато тошнотворная смесь гнилой рыбы, разнообразных отбросов и человеческих нечистот. Серенити зажала нос. Она никогда не обоняла такой жуткой вони.
Когда она кое как выбралась на песок рядышком с ветхой дощатой пристанью, ей стало ясно, что она очутилась в весьма сомнительной части города. Серенити торопливо обулась и надвинула на лоб шляпу. Снедаемая нехорошими предчувствиями, она не собиралась здесь долго оставаться.



URL
Комментарии
2012-04-08 в 15:31 

УРРРРАААА!!!!!! Наконец-то продолжение!!!! Ух, Серенити афёру какую затеяла. Интересно, что же будет дальше?????

URL
2012-04-10 в 19:12 

Ура! Ура! Ура! Долгожданная прода!!! Супер, просто нет слов..... Становится все интересней! Хочется еще и еще и еще.....

URL
   

Фанфики по SM

главная