*Vetochka*
7 глава

Звук вылетевшей из бутылки шампанского пробки и ликующий возглас раздались в офисе одновременно.
– Мы сделали это, господа, – возвестил Хави Шиди, – даже раньше срока!
Хави улыбался, держа в руках бутылку. Мгновение спустя он разливал шампанское в кружки для кофе.
Мамору взял свою кружку и кивнул. Он не спешил пить шампанское, разглядывал пузырьки и прислушивался к легкому шипению в кружке.
Он посмотрел на своих коллег.
Боже, на кого мы все стали похожи, подумал Мамору, напряженные недели работы превратили нас в бледных, изможденных, опухших от усталости людей. Встретив кого нибудь из нас на пустынной улице, можно, пожалуй, и испугаться.
Но они успели, они справились.
Теперь у Мамору было свободное время – две недели до следующего заказа. И он полностью может посвятить это время своей собственной программе.
Каждому предложили на выбор – премию или двухнедельный отпуск. Мамору, не раздумывая, выбрал второе.
Прошло две недели с тех пор, как Мамору обедал вместе с Усаги. Две недели мечтаний и сновидений о прекрасной золотоволосой соседке.
Он хотел увидеть ее снова – голубоглазую, светловолосую, веселую.
И как он вообще себе представлял, что проживет без женщин?
А может, у него бы и получилось, если бы не его соседка?
Нет, слишком самоуверенно так думать.
А потом, если Усаги ему действительно нужна, придется рассказать ей всю правду о себе. Потому что невозможно представить, чтобы такая красивая и сексуальная барышня, как Усаги Цукино, могла бы ответить взаимностью такому странному типу, как Энди.
Первое требование женщины – внешняя привлекательность ухажера. Пусть он будет лучше глуп, но красив, чем наоборот. Так думал Мамору, спрашивая себя, хочет ли он завоевать сердце этой девушки.
Да. Конечно, да.
Мамору сел в потрепанный арендованный автомобиль, который готов был в любой момент рассыпаться на запчасти, и пожалел, что у него нет его прежней машины – «БМВ» с первоклассным проигрывателем компакт дисков.
На улице шел дождь.
Под крышами остановок прятались парочки и, не теряя времени, обнимались и целовались.
В машинах рядом с водителями сидели ласковые и улыбающиеся девушки.
Ну да, сегодня же пятница. Вечер пятницы, время встреч, кисло подумал Мамору. Надо признать, что план скрыться в Ибусуки сработал на все сто. Он оказался один одинешенек, и ему даже не с кем провести вечер пятницы.
Заметив неоновую вывеску ресторанчика, Мамору решил зайти туда и заказать себе ужин.
Ему бы хотелось пригласить Усаги разделить с ним этот ужин, чтобы поболтать с ней, узнать ее получше.
С тех пор, как он обедал вместе с Усаги, он не мог не думать о ней. Кажется, его никогда до этого так сильно не влекло к девушке, по крайней мере он не помнил за собой такого.
Возможно, во всем виновата ситуация, в которой он сейчас находился. И его изоляция от людей, и от женщин в том числе, сыграла во всем этом важную роль. Усаги же была его соседкой и единственной девушкой, с которой он общался в это время. К тому же она очень привлекательна. Хотя при других обстоятельствах, возможно, он не обратил бы на нее никакого внимания.
Но, как бы там ни было, Мамору беспрестанно мечтал об этой девушке.
Зайдя в ресторанчик, Мамору заказал два ужина с собой. И взяв еду, аккуратно завернутую в фирменные бумажные пакеты, вернулся к машине.
Подъехав к дому, он первым делом посмотрел на окна квартиры Усаги. Прекрасно, она дома.
Тут его внимание привлекло пятно на сиденье справа от него, образовавшееся под пакетами с едой.
– Вот черт, – буркнул Мамору и начал распаковывать один из пакетов, зная, что в них должны лежать бумажные салфетки. Кое как вытерев пятно, Мамору подхватил пакеты и начал вылезать из машины. Его очки сползли с носа, но ему было не до них.
Один из пакетов порвался, и коробки с едой посыпались из него. В попытке удержать их, Мамору окончательно перепачкался.
Ошеломленный, Мамору стоял около машины, тупо разглядывая валяющиеся около его ног раздавленные коробки с едой.
В этот момент дверь квартиры Усаги открылась. Девушка вышла на улицу. С ней был мужчина.
Ее глаза округлились, когда она увидела Мамору.
– Вам помочь? – спросила она, быстро подойдя к нему.
А вот мужчина, сопровождавший Усаги, не был настолько вежлив. Он даже не пытался скрыть свою насмешку.
Мамору кивнул Усаги:
– Все нормально!
Он посмотрел на молодого человека, стоявшего позади Усаги. У Мамору был немалый опыт по части создания имиджа, и он мог с уверенностью сказать, что этот тип сам себя рекламировал. Ему только вывески на груди не хватало: «Посмотрите, я парень хоть куда!»
И еще – этот мужчина явно копировал Холостяка Года. Такого же типа костюм, даже ботинки. И такая же прическа – средней длины волосы с непослушными завитками на кончиках.
И неожиданно Мамору стало весело: мало того, что за ним охотились женщины, ему еще и мужчины подражали.
– Сайто, это Энди, – представила его Усаги.
– Привет, – небрежно произнес Сайто, свысока посмотрев на Мамору и на его машину. По всему было видно, что Сайто посчитал Мамору, то есть Энди, неудачником, и, следовательно, любезным с ним быть не стоит, нет никакой выгоды.
– Привет, – сказал Мамору отметив про себя: «Так, значит, это и есть Сайто».
Что то кольнуло Мамору в грудь. Это была ревность?
Ну, конечно, размышлял про себя Мамору, вечер пятницы, сегодня вечер пятницы. Время встреч и свиданий. Так с чего я решил, что Усаги в этот вечер будет дома, да еще и захочет провести этот вечер со мной? Да, она говорила, что редко видится со своим другом. Но теперь, наверное, все переменилось. Они снова встречаются, и наверное, уже все для себя решили…
Мамору стало не по себе. Ему вдруг показалось, что сегодняшний вечер превратился для него в спуск с крутой горы, и возможность упасть в пропасть очень велика.
Из пакета, который Мамору продолжал держать в руке, шлепнулась креветка, приземлившись на его ботинок. Но ему уже было все равно.
Усаги присела на корточки и подняла с земли второй пакет, который можно было считать относительно уцелевшим.
Мамору взял пакет из ее рук с короткой благодарностью.
На ней было коротенькое платьице, подчеркивающее изящество ее фигурки. Она забрала волосы в хвост. Но непослушные завитки все равно выбивались из прически. И это было так красиво!
Усаги улыбнулась Мамору дружеской улыбкой:
– Желаю вам хорошего вечера, – и повернулась к Сайто.
– И вам так же, – отозвался Мамору.
Сайто приобнял Усаги, положив свою руку на ее плечо, и они пошли к «БМВ». Несомненно, это была самая дешевая модель, но тем не менее замашки Сайто на дорогую жизнь взбесили Мамору. Усаги экономила как могла, лишь бы послать своей семье побольше денег, а ее друг шиковал, не подумав даже мало мальски помочь девушке.
Мамору сжал кулаки, едва сдерживаясь, чтобы не догнать этого типа и как следует не вмазать ему.
Отвернувшись, Мамору побрел в свою квартиру, как никогда одинокий и к тому же голодный.


– Хочешь что нибудь выпить перед ужином? – спросил Сайто Усаги, после того, как заказал у официантки для себя мартини.
– Нет, спасибо, – отказалась Усаги.
Она сегодня только завтракала и теперь была ужасно голодна. К тому же день был не из легких, и Усаги так устала, что просто валилась с ног. Ей бы поесть и отправиться спать. У нее начинала болеть голова.
Дождавшись заказа, они приступили к еде.
– После ужина я хочу тебе сказать кое что, – сказал Сайто, жуя.
Но Усаги не хотела ждать. Она отложила вилку и посмотрела на Сайто с улыбкой. Ей не хотелось больше ждать. Она хотела решить все сейчас. Рассказать ему о своих опасениях, прийти к какому нибудь обоюдному решению.
– Думаю, будет лучше, если мы поговорим сейчас, – попросила Усаги.
– Ты так говоришь, будто знаешь, что я хочу сказать, – усмехнулся Сайто.
– Да, у меня есть некоторые соображения, – кивнула Усаги.
Сайто накрыл своей ладонью руку Усаги. Его рука была очень горячей и чуть липкой, вспотевшей.
Он минуту помолчал, потом сказал:
– Есть небольшая проблема с твоим счетом в банке. Это совсем несерьезно, пустяковое дело, но я все равно хотел тебя об этом предупредить.
– Какая проблема? – Усаги старалась сохранить спокойствие, хотя раскрасневшееся лицо Сайто подсказывало ей, что произошло что то большее, чем «небольшая проблема». Усаги почувствовала, что головная боль усилилась.
– Счет стал немного меньше, это – все.
– Стал немного меньше? – переспросила Усаги. – Сайто, это обычный банковский счет. Что с ним могло случиться?
– Я запустил твои деньги на рынок. Я не говорил тебе, потому что не хотел, чтобы ты волновалась. Но все будет прекрасно. Деньги вернутся. – Сайто старался говорить бойко и уверенно, но выражение его лица было виноватым.
Не было никакого смысла напоминать ему, что она копила эти деньги на колледж. Колледж, который гарантировал ей то будущее, о котором она мечтала. И она не раз давала понять, что не заинтересована в азартных денежных вложениях. Она всегда предпочитала риску маленький, но постоянный процент.
– Итак, сколько же денег осталось на моем счету?
– Не хватает около девяти тысяч долларов.
Усаги ошеломленно смотрела на него.
– Девять тысяч! – Это было больше, чем две трети ее вложений, и теперь потребуется очень много времени, чтобы заново накопить нужную сумму. – Боже мой!
– Но я улажу это, обещаю!
Некоторое время назад Усаги подписала какие то бумаги для Сайто, он сказал, что это нужно для того, чтобы Усаги не приходилось каждый раз являться в банк. Так будет удобнее, я сам со всем справлюсь, убеждал тогда Сайто. Она даже не прочитала внимательно бумаги, которые подписала. Она доверяла Сайто. Теперь девушка все поняла: он воспользовался ее деньгами, и она сама ему это позволила, подписав те бумаги.
– Ты втянул мой капитал в какую то азартную аферу, не так ли? Ты снял мои деньги с банковского счета, да? Ну, отвечай же! – потребовала Усаги, стукнув кулаком по столу.
– Да, но я сделал это для нас, детка. Для нашего будущего, – возразил Сайто.
– И куда ты дел мои деньги?
– Я использовал их на фондовой бирже. Мне посоветовали, куда лучше вложить деньги, чтобы получить огромную выгоду. Но у меня в тот момент не было своих свободных денег, и я одолжил твои.
– Нет, – возразила она, поднимаясь со стула. – Ты не одолжил, ты украл! Украл деньги, которые тебе не принадлежали, Сайто! И в твоих же интересах, чтобы ты решил эту «небольшую проблему» в ближайшее время!
Усаги встала из за стола и пошла прочь.
– Подожди! Остановись! – кричал ей в спину Сайто.
Для Усаги это была катастрофа. Снова месяцы и месяцы работы на износ, сверхурочно и без выходных!
Она была ошеломлена, растерянна. Возможно, позже она устроит этому подлому Сайто взбучку, но сейчас ей хотелось одного – поскорее добраться до дома.
К счастью, мимо ресторана проезжало такси, и девушка, проголосовав, села в машину и попросила:
– Езжайте! Скорее!
Сайто остановился у края дороги и, размахивая руками, что то кричал.
К тому времени, когда такси подъехало к дому Усаги, ее гнев, направленный на Сайто, сменился гневом на себя.
Как я могла быть такой дурой! – ругала себя Усаги. Я сама во всем виновата!
Позади раздался визг тормозов. Это Сайто примчался к ее дому.
Как чудесно! За ужином он выпил и спокойно сел за руль, молодец! – язвительно подумала про себя Усаги.
– Усаги, ты должна меня выслушать! – взмолился Сайто.
– Я ничего не должна слушать! – бросила Усаги, отворачиваясь.
– Я знаю, что ты сейчас злишься на меня! Только не кричи, пожалуйста! Разреши мне все тебе объяснить. Я верну деньги. Обещаю, что верну!
Усаги не хотела больше иметь ничего общего с Сайто. Она холодно сообщила ему:
– Я буду хранить свои деньги в другом банке!
– Пожалуйста, ну, пожалуйста, выслушай меня! – отчаянно продолжал он. – Ты не должна говорить об этом никому в банке! Я потеряю свою работу, если ты сделаешь это! Усаги! Пожалуйста!
Он вошел в квартиру следом за ней. И это было последней каплей. Она, резко развернувшись, закричала что было сил:
– Я не приглашала тебя! Вон! Выйди отсюда!!!
Он проигнорировал ее слова.
– Пожалуйста, дай мне немного времени!
– Я сказала, выйди отсюда!
– Только когда ты пообещаешь… – Сайто не договорил.
– Я полагаю, что вас попросили уйти, – раздался голос от входных дверей. Это был голос Мамору. Запыхавшийся и неровный. Очевидно, услышав крик, он тотчас же примчался.
Сайто медленно повернулся.
– Почему бы не уйти вам! Нечего совать нос в чужие дела! – огрызнулся он. В его голосе было то самодовольство, которое присуще только сильно выпившим людям.
Мамору с вежливостью метрдотеля пятизвездочного ресторана предложил:
– Идите домой и хорошенько выспитесь!
Сайто подскочил к двери и попытался ее закрыть.
– Я разговариваю с женщиной, – прошипел Сайто, – на которой собираюсь жениться!
– Нет, Сайто, – гневно отозвалась Усаги, – ты не женишься на мне! Между нами все кончено!!!
Мамору, не обращая внимания на Сайто, обратился к Усаги:
– Вы хотите, чтобы я выставил его отсюда?
Она собиралась сказать «нет» и пообещать, что разберется с этим сама, но Сайто заорал:
– Что вам вообще здесь нужно? Все было отлично, пока вы не пришли сюда! Вы все испортили!!!
– Я уже устал вас слушать, может, все таки уйдете? – произнес Мамору.
И тогда, выкрикивая ругательства, Сайто бросился на Мамору с кулаками.
Мамору, легко увернувшись, остался стоять на месте, а Сайто, пробежав по инерции еще пару метров, упал, споткнувшись.
Усаги взвизгнула.
– Пожалуйста, Усаги, – попросил Мамору, – поднимитесь в мою квартиру. Дверь открыта.
Усаги уже приходилось присутствовать при драках. И она уяснила из предыдущего опыта: все, что от нее требуется, – стоять в стороне и не кричать.
Но она не собиралась прятаться в соседней квартире.
Взбешенный Сайто поднялся и снова двинулся на Мамору.
Усаги не могла допустить того, чтобы Сайто напал на Мамору. Сайто, как она знала, каждые выходные занимался в спортивном зале. А Энди… Вся его физкультура – колотить пальцами по клавишам. Слишком неравная борьба. Усаги попятилась к телефону.
Все происходящее напоминало классическую, вечную, как сама жизнь, сцену: хороший и умный парень противостоит на школьном дворе хулигану.
Мамору понял, что просто так Сайто не выйдет из квартиры, и теперь оба ходили по кругу, готовые в любой момент броситься друг на друга.
Она подбежала к телефону, но в этот момент Сайто схватил стул и бросил в сторону Мамору. Тот уклонился.
Сайто продолжал хватать все, что попадалось ему под руку, и это грозило тем, что скоро квартира Усаги могла превратиться в руины.
Что то пролетело совсем рядом, она узнала свою любимую хрустальную вазу.
– Усаги, уйдите оттуда! Поднимитесь наверх! – закричал Мамору.
Усаги отступила, забыв и о телефоне, и о скалке, которую собиралась принести с кухни, чтобы помочь Мамору совладать с обезумевшим Сайто.
Усаги с удивлением наблюдала за происходящим. Ее сосед, в отличие от Сайто, совсем не казался выбившимся из сил, у него даже дыхание не сбилось. Зря Усаги боялась, что он будет избит банкиром до полусмерти.
Мамору беззлобно спросил:
– Может быть, уже хватит?
– Иди ты к черту! – Глаза Сайто сузились. Сжав кулаки и угрожающе крича, он кинулся на Мамору.
Мамору ухватил его за рукав и, протащив через всю комнату, выпихнул нежеланного гостя из квартиры. Затем захлопнул дверь и запер ее на замок. Несколько минут Сайто стучал в дверь, по всей видимости, ногами. Но когда Мамору, не выдержав такого хамства, стал отпирать дверь, чтобы проводить знакомого Усаги к машине, тот сам, без посторонней помощи добрался до своего автомобиля, сел в него и быстро уехал. Правда, перед этим он успел кинуть камень в окно, и то разбилось вдребезги.
Теперь, когда все было закончено, Усаги затрясло от гнева и страха одновременно.
– Пойдемте ко мне, Усаги. Я приготовлю вам чай. – Он протянул ей руку, улыбаясь.
Она в нерешительности постояла несколько секунд, потом сжала его руку. Они поднялись по лестнице в его квартиру.
Вскоре он принес Усаги дымящуюся чашку, она взяла ее обеими руками и с наслаждением вдохнула аромат свежезаваренного чая. Сделав глоток, девушка почувствовала, как ее внутренности обожгло что то горячее.
– Что там? – с хрипотцой в голосе спросила она.
– Немного бренди, оно поможет вам успокоиться и расслабиться.
Усаги кивнула и сделала еще глоток. Потом внимательно посмотрела на молодого человека, придирчиво оглядывая его лицо.
Если не считать отпечатка на носу от очков, которые Мамору снял еще будучи в квартире у Усаги, других повреждений на его лице не было – ни ссадин, ни царапин.
– Где вы научились так драться? – спросила она.
Возникла пауза. Усаги уже подумала, что он не собирается отвечать на ее вопрос.
– В боксерской секции, в университете, – пробормотал он.
Если бы она не видела его в действии, она не поверила бы его словам.
– Ну, что же, мне повезло, что вас так здорово научили боксировать, – сказала она.
Мамору пристально посмотрел на нее:
– Я надеюсь, что теперь мы друзья. Как ты считаешь, Усаги?
– Конечно, мы друзья, Энли! – весело ответила она и, быстро подойдя к нему, поцеловала его в щеку. – Мне пора вернуться к себе, – сказала она, – спасибо за все.
Мамору отрицательно покачал головой.
– Нет, Усаги. Окно разбито. Ночь будет холодная, и ты замерзнешь. Переночуй лучше у меня. Я устроюсь в гостиной на диване, а ты можешь воспользоваться моей спальней.
– Но… – Усаги осеклась на полуслове, она увидела беспокойство в его глазах. И волновался он не за то, что Усаги замерзнет, а за то, что Сайто может вернуться.
А может ли он вернуться? – подумала Усаги. Он успокоится, чуть протрезвеет и решит вернуться, чтобы упросить ее не обращаться в администрацию его банка и не переводить деньги в другой банк.
Она, конечно же, не хотела еще раз встречаться сегодня с Сайто. Придется нанимать Энда на постоянную работу вышибалой, улыбнулась про себя Усаги.
– Я сейчас спущусь вниз, заделаю разбитое окно картоном, – деловито сказал Мамору. – Тебе нужно что нибудь из вещей?
Усаги кивнула.
Она спустилась вместе с Мамору вниз в свою квартиру и взяла с собой одежду, чтобы переодеться перед сном. Затем выпила пару таблеток от головной боли.
Ей еще сильнее захотелось плакать, когда она увидела состояние своей гостиной. Мебель была сломана, горшки с цветками, стоявшие когда то на подоконнике, лежали на полу, земля рассыпалась, горшки разбились.
Мамору заколачивал окно.
Ей хотелось плакать, но она должна была держать себя в руках.
Эй! Где твоя гордость! – старалась подбодрить себя Усаги.
Когда они вернулись, Усаги воспользовалась ванной Мамору, чтобы принять душ и переодеться. Когда она вышла, то заметила, что ее сосед меняет на кровати постельное белье.
Усаги не могла не улыбнуться.
Она огляделась. Спальня представляла собой образец спартанского стиля. Кровать, небольшой стол, на котором стоял компьютер. На тумбочке – дешевые радиочасы и лампа. И все. Никаких фотографий, никаких картин и прочих мелочей, способных многое рассказать о хозяине.
Все было так же безлично, как гостиничный номер.
Странно, подумала саги, и еще более странно то, что в этой комнате я чувствую себя так спокойно.
Но она недостаточно успокоилась, потому что, стоило ей вспомнить события прошедшего вечера, слезы подступили к горлу. И она уже не пыталась сдерживать рыдания.
Укрывшись одеялом с головой, Усаги дала себе возможность поплакать вволю.
Нет, она расстраивалась не только из за денег. Она потеряла гораздо больше, чем девять тысяч долларов.
Она потеряла веру в людей, потеряла возможность осуществить свою мечту, потеряла человека, которому доверяла.
Усаги не слышала, как открылась дверь. Она поняла, что находится в комнате не одна, только когда почувствовала руку на своем плече.
Мамору присел на краешек кровати, поправил ей подушку, погладил по плечу.
Усаги убрала с лица спутавшиеся волосы.
– Я… извини, – заикаясь, пробубнила она, продолжая плакать, – я не могу…
– Это ничего, – ласково сказал Мамору, – поплачь. Тебе станет легче. – Он приобнял ее и стал тихонечко укачивать, будто она была ребенком.
Она хотела было отстраниться, но ей стало так тепло, так уютно и спокойно! Она прижалась к нему, продолжая плакать.
Она была так близко к нему, что слышала его дыхание.
Что же это со мной? – вдруг спросила себя Усаги. Один мужчина предал меня, и я оказалась в объятиях другого только потому, что тот хорошо ко мне отнесся?
Усаги слегка отодвинулась от молодого человека, а потом, отстранившись еще немного, села в кровати.
– Спасибо, Энди. – Усаги внезапно почувствовала себя смущенной. – Мне уже лучше, – сказала она, вытирая слезы.
– Хочешь поговорить? – ненавязчиво спросил Мамору.
Поговорить? Усаги знала, что Энди можно доверять, и, возможно, ей станет лучше, если она выговорится.
– Я оформила доверенность на Сайто, чтобы он мог делать за меня вклады. Инвестиционные. Безопасные, без всякого риска, пусть и с маленькими процентами. – Усаги умолкла, переводя дыхание и стараясь справиться с новым приступом слез. – Сайто взял часть денег.
– И что он сделал с ними?
– Потратил на фондовой бирже. Он всегда мечтал быстро разбогатеть.
– Ну и паразит!
– Да, наверное, – Усаги слабо улыбнулась, – но я чувствую себя такой дурой.
– Напрасно, Усаги, – сказал Мамору и приобнял девушку, – это он дурак! И это он совершил ошибку. Давай лучше решим, как нам вернуть деньги обратно.
– Он сказал, что вернет деньги. Только я ему не верю. Я никогда ему больше не поверю, понимаешь?
Мамору осторожно спросил:
– Много он взял денег?
– Да, большую часть моих сбережений. Я строила планы, мечтала. И он знал, зачем мне нужны эти деньги. Он не имел права так со мной поступать! - прошептала Усаги, чувствуя, что ее снова душат слезы.
Он накручивал ее волосы на палец, потом отпускал завиток. Усаги нашла это удивительно успокаивающим.
– Если ты позволишь мне, я помогу вернуть тебе твои деньги, Усаги.
– Давай поговорим об этом потом, Энди, – попросила она.
– Хорошо, это уже кое что, – его голос был немного грустным. – Спокойной ночи, Усаги.
– Спокойной ночи. - Она посмотрела на него. Свет от настольной лампы был настолько тусклым, что она едва могла различить мужской силуэт в темноте.
Мамору наклонился и поцеловал ее. В этом поцелуе было что то от дружбы, но больше – от страсти.
Усаги не шевелилась. Она сидела на кровати, затаив дыхание. И она не произнесла ни слова.
Прежде чем она смогла прийти в себя, он уже вышел за дверь.