*Vetochka*
6 глава

Усаги успела надеть только одну сережку, когда в дверь позвонили. На ходу она застегивала вторую.
Девушка открыла дверь. На пороге стоял ее сосед. Жаль, он опять в очках. Ей нравилось, когда он не прятал глаза за очками. Ей нравились его глаза. Красивые и ясные.
За темными стеклами их не разглядеть.
Видимо, по случаю обеда он надел самую яркую рубашку из всех, что имелись в его гардеробе. Рубашка была с рисунком зеленого цвета, напоминающим то ли джунгли, то ли хитрые переплетения виноградной лозы.
Усаги одарила Мамору дружеской улыбкой, взяла из его рук бутылку с вином и пошла в кухню, чтобы поставить вино в холодильник.
– Вы пока проходите. – Она показала рукой в направлении гостиной.
Потом вернулась, провела его из гостиной во внутренний дворик, где стоял пластмассовый столик и стулья. Стол был сервирован с завидным умением.
– Ну, вы осмотритесь пока, а я закончу последние приготовления к обеду.
– Чем я могу вам помочь? – спросил Мамору, последовав за ней в кухню.
Усаги огляделась.
– Вы можете открыть вино, Энди, – предложила она.
– С удовольствием, – ответил он, достав бутылку из холодильника. – А где у вас лежит штопор?
Усаги, не скрывая удивления, посмотрела на него.
– О о, – сказала она, – мой бюджет позволяет мне покупать вино только с пластмассовыми пробками. И у меня даже нет штопора, – пожала плечами девушка.
Помолчав, она предложила:
– Может быть, у вас дома есть штопор и вы сходите за ним?
– Вообще то, у меня все есть с собой, – ответил он, вынимая из кармана складной нож. Даже издали было видно, что он отличного качества и довольно дорогой.
Они перенесли тарелки с едой на столик и сели друг против друга.
Усаги переживала, что ей будет сложно найти общий язык с ее гостем. Но он был на удивление галантен и общителен, и разговаривать с ним было так же просто, как с давним и хорошим приятелем.
– Ммм, – пробурчал он, пережевывая цыпленка и довольно улыбаясь, – вы не представляете, какой праздник устроили для моего желудка. Последние недели я ел исключительно всухомятку. Никакой нормальной еды! Еще и такой вкусной!
– Рада, что вам понравилось, – ответила она, – если быть честной, я очень люблю готовить, но я живу одна, и оценить мои кулинарные изыски некому.
– А ваш друг? – спросил он, удивленно глядя на нее. Ее заявление о том, что она одна, было для него полной неожиданностью. Только спросив, он понял, что вопрос его нетактичен и неуместен. – Простите, это, конечно же, не мое дело! Извините!
Она смешно сморщила нос.
В этом Энди есть что то такое, подумала она, что заставляет доверять ему, говорить такие вещи, которые простому знакомому не скажешь. Так странно!
Может быть, все дело в том, что он новый в Ибусуки человек и не знает никого из знакомых и друзей Усаги.
Кроме того, с незнакомыми людьми, как с попутчиками в поезде, всегда проще разговаривать. И Усаги решила не врать, не преувеличивать и не преуменьшать.
– Мы просто оба очень много работаем, – сказала она, – и у нас не остается времени друг на друга.
Мамору только понимающе кивнул.
– Я… – девушка вздохнула, замолчав. Она с таким усердием стала рассматривать бокал, который держала в руках, словно это занятие было смыслом ее жизни.
– Что? – мягко спросил ее Даррен.
– Я попробую объяснить. Мой друг работает в банке, он достаточно хорошо обеспечен и в будущем его ждет блестящая карьера. Он привлекателен, и с ним приятно куда нибудь пойти развлечься. – Когда она перечисляла положительные качества Сайто, она задумалась над тем, чего же ей в нем не хватает. И вдруг поняла, что именно волнует ее. – Но я не уверена, что ему нужны серьезные отношения, совсем не уверена.
– Что вы под этим подразумеваете? Без развлечений, что ли? – пожал плечами Мамору.
Усаги рассмеялась:
– Под серьезными отношениями я подразумеваю брак, официальное оформление отношений.
– Ничего себе, – выдохнул Мамору.
– Да. А мне кажется, что все происходит слишком быстро. У нас не было времени лучше узнать друг друга. А он торопит события…
– Торопит события?
– Как же вам объяснить… Мне же кажется, что чем реже люди видятся, тем меньше у них шансов быть в будущем вместе.
И скоро она должна будет принять решение.
– А потом, Энди, дело еще и в том, что я должна помогать своей семье. Сайто об этом не знает. Если мы поженимся, то у нас будет общий финансовый бюджет, а в его планы, наверное, не входят такие дополнительные расходы.
– То есть вы хотите сказать, что он будет против того, чтобы вы помогали своей маме?
– Сайто ничего не говорил по этому поводу, но думаю, он будет не в восторге. Он помогает распоряжаться мне моими деньгами, то есть кладет их на нужный счет в банке, чтобы шли проценты. Но это совсем другое. Вряд ли он захочет помогать моей семье. – Усаги натянуто улыбнулась. – Не могу поверить, что я рассказываю это вам. И про друга, и про семью.
– Ваша семья – это ваша семья, – сказал Мамору, – и мужчина, который любит вас, должен понимать, что так же, как вас, он должен любить и вашу семью, и заботиться о вашей семье так же, как и о вас.
– О, я…
– Нет, послушайте, Усаги. Это только мое мнение. Но я считаю, что тот, кто не помогает своим любимым, недостоин того, чтобы к нему хорошо относились.
Неожиданно он рассмеялся. Усаги была поражена той перемене, которая с ним произошла.
– Что вас так рассмешило? – спросила она.
– Дело в том, что сижу я здесь и разглагольствую о семейных ценностях, говорю прописные истины, а сам далеко не лучшим образом относился к своему отцу. И именно поэтому сейчас я нахожусь здесь, в этом городе.
– Вы хотите об этом рассказать? – мягко спросила Усаги.
Мамору откинулся на спинку стула и на мгновение задумался. Потом сказал:
– Мой отец и я… мы разного хотим от жизни. Он хочет, чтобы я делал и поступал так, как хочется ему. А я хочу совсем другого. А он не хочет этого понимать. И вот, как говорится, нашла коса на камень. И я должен был уехать, чтобы получить свободу действий, самостоятельность. Вот так, – Мамору глубоко вздохнул.
– Я вас очень хорошо понимаю, – заторопилась Усаги, – я очень люблю свою семью, но, наверное, просто сошла бы с ума, если бы осталась жить вместе с ними.
– Вот как? Вы предпочитаете жить с таким грубым соседом, как я? – подколол он ее.
– Вы не так уж и грубы, особенно когда не хлопаете дверью перед моим носом и не проходите мимо не здороваясь! – чистосердечно призналась Усаги.
– Да что вы? Я действительно так поступал? Извините, обещаю исправиться!
Вино уже закончилось, на улице давно стемнело. Усаги даже не заметила, как прошло несколько часов. И, как ни странно это было для девушки, большую часть времени они говорили о ней, а не о нем.
Сайто часами мог говорить только о себе, не давая Усаги и слова вставить. Не то чтобы это так огорчало девушку, но все таки было приятно узнать, что есть еще на свете мужчины, которых интересует что либо, кроме их собственной персоны.
Неожиданно и так некстати зазвонил телефон. Усаги не хотелось прерывать беседу с Эндом, но она взяла трубку.
Это был Сайто – легок на помине.
– О, привет, Сайто, – сказала она и тут же спросила: – Как дела?
Далее в течение нескольких минут она и слова не могла вставить в его монолог.
Под конец разговора Сайто сказал:
– Мне нужно поговорить с тобой… Я, наверное, сейчас к тебе подъеду.
– Но, Сайто, уже очень поздно. А мне завтра рано вставать на работу!
– Мне нужно поговорить с тобой, – сквозь треск трубки едва расслышала Усаги.
– Послушай, – девушка уже начала раздражаться, – давай я позвоню тебе завтра, и мы все решим!
Когда она закончила разговаривать и вернулась во внутренний дворик, то обнаружила, что ее гостя там нет, как и посуды на столе. Из кухни донесся какой то шум, и она направилась туда.
Мгновение она стояла на пороге кухни как вкопанная. Ее сосед Энд складывал грязную посуду в раковину.
Сайто же, когда бывал в гостях у Усаги, после обеда вставал из за стола и уходил в гостиную смотреть телевизор.
– Все в порядке? – небрежно спросил Мамору, когда Усаги подошла к раковине и надела резиновые перчатки.
– Да, – кивнула она.
Они почти не говорили. Усаги мыла посуду, а Мамору протирал ее и ставил на полку. Они стояли близко близко друг к другу.
Когда прядь волос упала Усаги на лицо, она раздраженно заправила ее за ухо, испачкав волосы мылом.
Мамору внимательно наблюдал за ней. Она неожиданно повернулась к нему и поняла, что он разглядывает ее волосы.
– Это то, что Бог дал, чтобы вы знали, – сказала она.
– Что? – Он казался потрясенным.
– Цвет волос. И обычно никто не покрасит волосы в желтый цвет.
– Этот цвет напоминает мне о старинном золоте, которое блестит и переливается на солнце… – Он дотронулся до ее волос, накрутив одну прядь себе на палец. – Ваши волосы напоминают мне этот магический, притягательный цвет…
– О! – Обычно разговорчивая и всегда находящая что ответить, Усаги замерла в недоумении.
Мамору выпустил из плена прядь ее волос, а Усаги сняла резиновые перчатки и отступила на шаг.
– Хотите кофе? – предложила она.
Мамору улыбнулся:
– Думаю, мой визит к вам и так затянулся. А нам обоим завтра рано вставать… – Он замялся. Я знаю, что это не мое дело, Усаги, но раз вы не уверены, то не соглашайтесь на предложение Сайто, хорошо?
Щеки Усаги моментально вспыхнули румянцем.
– Зачем вы говорите мне это? – гневно спросила она, приняв воинственную позу – руки в бока.
– Затем, что вы красивая и умная девушка и достойны большего, – мягко произнес он и, быстро поцеловав ее в губы, скрылся за дверью.
Усаги некоторое время стояла, уставившись на закрытую дверь, прижав пальцы к губам.