*Vetochka*
3 глава


– О, нет! – простонала Усаги, заметив записку, прикрепленную к стиральной машине в общей прачечной. – Что за чушь?!
Записка была адресована так:
«Жителю квартиры Б».
– Хорошее начало! – вздохнула Усаги, разворачивая записку. Еще не зная, что в ней написано, она уже испытывала недовольство.
«Житель квартиры Б,
пожалуйста, не оставляйте свою одежду в стиральной машине.
Спасибо. Житель квартиры А
Энди Д.».
Оглядевшись вокруг и посмотрев на корзину, она быстро поняла, в чем дело, и вскрикнула.
На груде постиранного белья возвышалось нечто белое вперемешку с розовым. В одной из тряпок она признала свою новую атласную маечку, превратившуюся из красной в розовую. А рядом лежали мужские шорты – все в розовых пятнах.
Очевидно, она оставила эту маечку случайно в барабане стиральной машины. А этот житель квартиры А, не проверив, пуста ли машина, забросил туда свое белье и залил горячей водой.
– Какая прелесть! – расстроилась Усаги. – До свидания, мое новое белье!
Она взяла в руки испорченную маечку и тяжело вздохнула. Усаги не любила носить бюстгальтеры, предпочитая им обтягивающие маечки, незаметные под одеждой и прекрасно подчеркивающие ее фигуру.
Усаги бросила майку в мусорное ведро.
– Придурок! – Она показала язык потолку, за которым, как предполагалось, и находился этот самый придурок.
Она налила холодную воду в таз и стала прополаскивать свои вещи. Затем загрузила стиральную машину.
– Мне что же теперь, торчать в этой комнатушке, пока машина стирает? – негодовала Усаги. – Иначе мистер Компьютерный Мозг придет сюда, обнаружит, что мои вещи опять в стиральной машине и пойдет жаловаться хозяевам, а те меня выгонят? Разве это честно?
Усаги получила в соседи самого ненормального соседа на планете. И для начала он испортил ей одежду, да к тому же обвинил ее в этом, вместо того, чтобы признать свою ошибку.
Обращаясь к потолку, она произнесла:
– Если вы, житель квартиры А, желаете пользоваться прачечной, нужно быть внимательнее!
Усаги собиралась жить в этом доме, в своей квартире, так что придется ей терпеть этого грубого и неприятного соседа.
Правда, с тех пор, как новый сосед въехал в квартиру и прошел к себе даже не поздоровавшись, Усаги больше не видела его.
И если она напишет ему записку в том же духе, что он написал ей, вряд ли выйдет толк.
Меньше всего ей хотелось развязывать холодную войну.
Но если он такой нелюдимый, дверь он ей вряд ли откроет… Как еще оставить ему сообщение?
Усаги посмотрела на часы.
– Что же, времени предостаточно, – решила она, придумав, какое сообщение оставить этому соседушке.
Прихватив с собой сумочку, Усаги вышла из дома.
Дойдя до универмага, девушка свернула в отдел мужской одежды.
– Итак, – приободрила себя девушка, – что же нам выбрать? Может быть, вот эти голубовато синие шорты с рисунком из желтых человечков? Нет, слишком радостная и веселая расцветка для такого буки!
Усаги прошла дальше.
– Ага, вот то, что нужно! – Она заметила шорты цвета слоновой кости с херувимчиками.
Усаги громко рассмеялась. Конечно, эти шорты стоили дороже остальных, но зато и больше подходили для задуманной девушкой мести.
Прибежав домой, Усаги спустилась в комнатку прачечной и наспех сочинила ответную записку:
«Дорогой житель квартиры А,
это то, что мужчины считают модным в настоящее время. Дарю это вам.
И еще: прежде чем закладывать свою одежду в стиральную машину, сначала проверяйте содержание этой самой стиральной машины.
Вы не один живете на этой планете.
С уважением, житель квартиры Б
Усаги Ц.».
На следующее утро первым делом Усаги отправилась в прачечную. Ее одолевало любопытство: забрал ли он записку с ее подарком и как отреагировал на эту ее выходку?
Шорт, как и записки, в прачечной не было. Вместо этого на сушилке лежала белая коробка, на которой было название самого дорогого в Ибусуки магазина женской одежды.
Заинтригованная, Усаги подошла к коробке. Никакой записки. Девушка, затаив дыхание, сняла крышку и развернула упаковочную бумагу.
Бледно голубая ткань. Она провела по ней рукой.
– О! Такая мягкая!
Это был топик, вышитый изящными цветами.
– Чистый шелк! – выдохнула Усаги. Такой стоит недешево.
Усаги застыла от изумления, взглянув на бирку с размером.
– И мой размер! – воскликнула она. – Но откуда он узнал?
Мгновение Усаги стояла в растерянности. И тут до нее дошло – она же выкинула свою испорченную маечку в мусорное ведро, и этот житель квартиры А, наверное, посмотрел размер.
Девушка подошла к мусорке и достала испорченную маечку. С нее была аккуратно отрезана бирка с размером.
– Ничего себе, какой сообразительный! – фыркнула Усаги. – Он что же, решил таким образом извиниться, сказать, что сожалеет?
Усаги прижала шелк к щеке, наслаждаясь его мягкостью и вдыхая аромат, которым была пропитана ткань.
И тут она заметила в коробке записку.
«Дорогой житель квартиры Б,
это то, что в моде у женщин всегда!
Житель квартиры А
Энди Д.».
Усаги поморщилась, словно ей под ребро воткнули тоненькую, острую иголочку.
– Вот как!
О каких женщинах он говорит? О тех, что часами могут принимать благоухающую ванну, потом надевать изысканное шелковое белье, заворачиваться в пеньюар и, плюхнувшись в кресло, перелистывать журналы, не думая о том, что надо приготовить завтрак, помыть посуду и прочее?
И потом, размышляла Усаги, откуда этот зачуханный житель квартиры А может знать, что предпочитают женщины? Он, в его ярко глупой рубашке и ужасными волосами, что он знает о моде и вкусе? Единственное существо, с которым он, похоже, общается, это его компьютер. Откуда ему знать что то о женщинах? Или он просто решил оскорбить меня?
У Усаги был вспыльчивый характер, о чем, собственно, легко было догадаться по ее золотым волосам и голубым глазам. Она тотчас почувствовала внезапный приступ гнева. Схватив шелковый топик и глядя на него, как разъяренный бык смотрит на красную тряпку, Усаги побежала по лестнице на второй этаж.
Девушка нетерпеливо постучала в дверь соседа, краснея от негодования и собираясь высказать все, что она думает о неуместной иронии этого типа.
Дверь открылась.
И прежде, чем сосед Усаги успел вымолвить хоть слово, девушка бросила ему в лицо топик.
– Что вы себе позволяете? – выкрикнула она в запале.
Его глаза округлились.
– Как вы смеете… – она оценивающе посмотрела на него, словно пыталась удостовериться, что он действительно не смеет, – как вы смеете говорить мне о вкусе и моде, обвиняя меня в отсутствии того и другого? Когда мне понадобится совет убогого компьютерщика, который одевается как персонажи комиксов, я к вам обязательно обращусь!
Он открыл было рот, чтобы что то сказать, но она не дала ему этой возможности.
– Я, к вашему сведению, работаю в салоне красоты. Вы слышите? Красоты! Это слово вам хоть о чем нибудь говорит? И у меня есть вкус! И я могу им руководствоваться без чьих либо глупых замечаний! И не… не… не потерплю этих советов от всяких компьютерных монстров! Кроме того, ваше поведение оскорбительно, а ваши глупые записки – это уже предел всему! И я думаю, вы должны передо мной извиниться, потому что…
– Вы правы, – тихо и спокойно произнес молодой человек.
Она ожидала, что он будет кричать в ответ, грубить и хамить, а он просто спокойно с ней согласился, и девушка молча и растерянно смотрела на молодого человека, не веря в свою столь быструю победу.
Парень снял солнечные очки и с усмешкой посмотрел на остолбеневшую Усаги.
– Что? – взвизгнула та.
Ясные синие глаза посмотрели на нее с сожалением.
– Я же сказал, что вы правы. А я вел себя скверно. – Он вздохнул, его лицо исказилось, как от боли. – Прошу прощения.
А Усаги думала в этот момент, почему мир так несправедлив и зачем этого компьютерного буку бог одарил такими прекрасными глазами.
Ну, зачем они ему? – вздохнула Усаги про себя. Он прячет их за солнечными очками и целый день смотрит только в монитор компьютера. Такую красоту зазря портит!
Кивнув, Усаги предупредила:
– Хорошо, я принимаю ваши извинения. Но больше чтобы никаких глупых записок!
– Это было излишним предупреждением. Дважды я не стану наступать на одни и те же грабли. Это глупо, – согласился он.
У него удивительный голос, снова изумившись, отметила про себя девушка, такой глубокий, волнующий!
Неожиданно успокоившись, Усаги почувствовала себя неловко. Как глупо, должно быть, она выглядела!
Она глубоко вздохнула и улыбнулась.
– Я тоже прошу у вас прощения, в порыве раздражения я наговорила много обидных слов. Я не должна была…
Усаги заметила, что он вздрогнул и быстро надел солнечные очки, которые держал в руках. Девушка развернулась и пошла прочь.
– Подождите, – окликнул он ее.
Она оглянулась.
Он протянул ей топик:
– Пожалуйста, возьмите.
– О нет, – отрицательно замотала головой Усаги, – это слишком дорогой подарок. Вы можете вернуть его в магазин, – предложила девушка.
Он строго расправил плечи и посмотрел на нее.
Такой высокий, когда не сутулится, отметила про себя все замечающая Усаги.
– Если вы примете от меня этот подарок, я буду знать, что вы уже не так сердитесь на меня, как несколько мгновений назад. Ну, так как?
– Хорошо, – вежливо улыбнувшись, кивнула она. – Это очень красивый топик. Благодарю.
Взяв подарок в руки, Усаги снова почувствовала себя неловко. И продолжала стоять, будто забыв, что собиралась уходить.
– Возможно, нам следует составить график? – предположил молодой человек, воспользовавшись тем, что девушка не уходит.
– График?
– Для прачечной. Если мы составим график и каждый из нас будет пользоваться прачечной в строго определенные дни, мы в будущем сможем избежать досадных недоразумений.
Усаги вспомнила свою прежнюю соседку Эни, с которой можно было беспечно болтать по вечерам, вспомнила, как они вместе устраивали стирку…
– Хорошо, – вздохнула Усаги.
– Ладно, тогда я составлю график на компьютере. Ваши предпочтения? Я имею в виду дни недели, – уточнил он.
– У меня скользящий график работы. И в выходные я обычно тоже работаю, иногда даже дольше, чем в будни.
– Ладно, я учту это. – Сосед прокашлялся. – Энди. – Он протянул Усаги руку.
– Усаги Цукино. – Она протянула свою руку в ответ.
Она почувствовала теплоту его ладони, короткое рукопожатие. И он тотчас же отдернул руку, будто Усаги его током ударила.
Не говоря больше ни слова, он скрылся в квартире.
Словно крот, прячущийся в свою нору, подумала Усаги, спускаясь вниз по лестнице. Эх, странный какой человек. Впрочем, если бы он привел волосы в порядок, его можно было бы назвать симпатичным. И… хорошо, что будет этот график для прачечной. Неприятности никому не нужны! Кого то он ей напоминает?..